1

Суперкубок

Суперкубок

История легенды

3

Кубок европейских чемпионов

Кубок европейских чемпионов

История легенды

2

Кубок обладателей Кубков

Кубок обладателей Кубков

История легенды

1

Кубок вызова ЕГФ

Кубок вызова ЕГФ

История легенды

10

Чемпионат Беларуси

Чемпионат Беларуси

История легенды

7

Кубок Беларуси

Кубок Беларуси

История легенды

6

Чемпионат СССР

Чемпионат СССР

История легенды

3

Кубок СССР

Кубок СССР

История легенды
vk instagram odnoklassniki tweeter youtube viber
vk facebook instagram odnoklassniki tweeter youtube viber

Павел Галкин: ничего, кроме титулов

01.08.2014

О гандбольном СКА у нас в стране упоминают исключительно с теплотой в голосе. Он обречен на долгую любовь, заработанную еще в золотую для него советскую пору. Всерьез подкреплять старые симпатии минская команда легендарного тренера Спартака Мироновича стала лишь в последние сезоны. Сохранив славный армейский бренд, клуб осваивает пути развития, сопряженные с вызовами времени. Знаменательно, что новый курс наметился тотчас же, как только у директорского руля стал Павел Галкин — спортивный управленец, немало сделавший и для становления СКА в уже далекие 80-е...

— Осмелюсь предположить, что гандбольных СКА у вас в судьбе случилось два. Причем вы наверняка регулярно тоскуете по первому...

— Если совсем откровенно, то СКА у меня было три. Первый — да, из 80-х. Он был в структуре спортивного клуба Белорусского военного округа. Мне посчастливилось им командовать. Там были замечательно развиты многие виды: успешно выступала и волейбольная команда, стрелки, гребцы, легкоатлеты, борцы, дзюдоисты, фехтовальщики... Но ручной мяч с его победными традициями и духом был любовью особой.

— Можно сказать, сегодня вы достали тот бренд из забвения.

— Можно сказать, на мне лежит грех, что в 90-х я же его и уронил, не удержал на прежнем уровне. По большому счету, для этого не было возможностей. Все рушилось. Хотя и тогда чего-то добивались. Стали чемпионами Всемирных военных игр. Как-то удавалось и в ту пору моего второго СКА ребят мотивировать и зажигать.

— В советскую эпоху руководить спортом было гораздо проще, чем сейчас?

— Это не просто совершенно разные времена — разные к спорту отношения. Тогда нас абсолютно не волновал вопрос, где взять деньги. Был великий и могучий Советский Союз. Были гарантированные зарплаты спортсменов...

Павел
                     Галкин

— ...и еврокубковые выезды за счет Госкомспорта СССР.

— Да, в Москве получал командировочные. Возвращался — отчитывался. О подборе игроков заботиться тоже не приходилось. К нам стояли в очереди...

— Ну и как, на ваш взгляд, правильнее в спорте жить? Как тогда, в стране, которую сейчас считают неправильной? Или как во времена теперешние?

— В рамках этого интервью рассуждать о "правильности" стран, наверное, не стоит. Грубо говоря, я "выродок" социализма. По той стране у меня ностальгия. Горжусь, что в ней жил и ощущал ее величие. Развал Союза перенес тяжело. Когда на первых порах пришлось представлять Беларусь в сфере международного военного спорта, там чувствовалось к нам пренебрежение. Очень расстраивался. И торжествовал, когда начали побеждать. В 94-м первый раз заявились на армейский чемпионат мира по зимним видам и стали лучшими в биатлоне. Привезли потрясающе красивый трофей.

— Советский управленческий опыт сейчас в какой-то степени пригоден? Или его надо отбросить, как отживший?

— Тогда вообще все было расписано по пунктам. Импровизация допускалась разве что для души. Когда первый раз выиграли Кубок чемпионов, сразу отыскал в Гданьске нашу воинскую часть. Представляюсь командиру. По связи выхожу через Москву на Минск. Докладываю начальнику штаба округа Соколову: "Команда минского СКА завоевала Кубок европейских чемпионов". Он, большой наш поклонник, отвечает ласково, с матерком: "Ну... молодцы! Спартаку привет".  — "Товарищ генерал-лейтенант, вы не расслышали? Мы — лучшая команда Европы". — "Так чего ты хочешь?" — "Как чего? Можем кубок потерять по дороге. За нами надо прислать самолет". — "Ну, ты и нахал. Звони через пять минут". Через три вышел на связь сам: "Высылаю в Польшу свой борт". Тогда на весь округ был единственный автобус "Икарус". Его подали для жен игроков. Вывезли прямо на взлетно-посадочную полосу, причем не военного аэродрома — в "Минске-1"! Прямо у трапа построили военный оркестр в белых рубашках. Встретили потрясающе. Рассказываю, чтобы напомнить, какое внимание в армии уделялось тогда гандболу. А в 2013 году мы выиграли Кубок вызова. Так команду до сих пор не отблагодарили, как было обещано. Получается, у меня перед ней долг — премиальные за ту победу. А закавыка в том, что мы не вписались в положение о премировании из средств города. Клуб не был на сто процентов в коммунальной собственности. Вторым учредителем числилась армия...

— Юридический статус гандбольного СКА недавно изменился?

— Да, в феврале мы перестали быть обществом с ограниченной ответственностью и сделались государственным учреждением. Подчинены управлению спорта столичного горисполкома.

— Это открывает новые возможности?

— Появилась ясность с клубной детско-юношеской школой. Прежде она была возможна лишь в виде отделения. Причем приходилось платить за аренду залов в минских общеобразовательных школах, где работают наши тренеры. Ситуация была парадоксальной. Мы занимали спортом их детей, воспитывали, экипировали. И еще отдавали за это деньги. Хорошо, если школьный директор предпочитал гандбол, а не какое-нибудь более щедрое таэквондо. Но и тогда нас не просто пускали в залы. Там надо было покрасить полы, подновить стены, насадить сетки на баскетбольные кольца. Теперь все по-другому. Подаю заявку, и школы за нами закрепляются решением городской власти.

— Сколько арендных денег спасли?

— Трудно считать. Раньше у нас было с десяток школ. Сейчас ищем уже двадцать первую — для Леши Трухановича, который закончил играть и будет тренером. Но, думаю, миллионов семьдесят-сто в год на аренду уходило бы. Для нас деньги немалые.

— Для вас перемена времен означала, пожалуй, еще и ломку управленческой психологии. Раньше вы могли позволить себе работу под девизом "Иди сюда!". А сейчас осознанно переключились на подготовку талантов в клубе. Что на это подвигло?

— В СКА советских времен работали школы по плаванию, легкой атлетике, фехтованию. Для этого была в наличии спортивная база. Манеж в Уручье с гандбольной нагрузкой не справился бы. Да и необходимости в том не было. Мы были вершиной пирамиды, все лучшее из республики стекалось к нам. Не скажу, что сегодня желающих играть в СКА нет. Но теперь у нас иное восприятие ситуации в плане социальном, имиджевом. Нам важно делать гандбольные ячейки из минских семей. Родители все чаще приходят на наши детские соревнования. У детей есть еще дяди, тети, крестные. У нас уже пятьсот ребятишек. Если поддержать каждого придет по полтора-два условных болельщика, будет уже здорово.

— Но почему же тогда СКА чаще всего играет при полупустых трибунах?

— Потому что зрителям некомфортно. В РЦОРовском комплексе на улице Филимонова сложно провести игру красочно и привлекательно. Залы тесные. Акустика отвратительная. Доехать, особенно сейчас, с закрытием автовокзала "Московский", — проблема. Машину не припаркуешь. Когда работал директором футбольного клуба "Динамо", понял, что сегодня посещаемость определяется не столько результатом, сколько атмосферой на арене. Почему у нас пошли на хоккей? Ответ простой. Каждый минчанин, особенно молодой, просто гордится "Минск-Ареной". Прийти туда — возможность почувствовать себя европейцем. Порой замечал там девчат, которые даже не знали, где чьи ворота и кто в какой форме. Но им там было, как они выражаются, очень прикольно. Плюс потрясающий динамовский маркетинг, умение преподнести зрелище, его раскрутить. Вот мечтаю, чтобы когда-то и наш СКА собрал подобную аудиторию. И не так, чтобы раздать билеты, а чтобы их расхватали в кассах. Как в те времена, когда в Уручье в зал на две тысячи мы вмещали шесть. Я был молодым капитаном и не вполне понимал, какую ответственность на себя возлагал. Там для такого наплыва публики просто не хватало эвакуационных выходов. Но народ хотел зрелища — он его получал.

— Логичен вопрос про манеж в Уручье. Что там будет после реконструкции?

— Замечательная игровая арена. Трибуны по периметру на три тысячи. Сейчас решаем вопрос хорошего паркетного покрытия, на которое при необходимости можно будет укладывать синтетику. Зал универсальный: еще и для волейболистов, баскетболистов. Всем противопоказана бетонная основа. Особенно если рассчитывать, как мы, на регулярный тренировочный процесс. Там будут еще две площадки для занятий, одна с трибунами мест на триста — сможет играть дубль. Предусмотрели и отдельную хозяйскую раздевалку с особым комфортом. Место там намоленное — выросли восемь олимпийских чемпионов.

— Когда ждать эпохального возвращения?

— Склоняем строителей к варианту мая следующего года. Тогда там можно будет провести и кубковый "финал четырех", и решающие матчи чемпионата. По сегодняшним темпам это реально, однако планы предусматривают чуть более поздние сроки.

— Почему реконструкция так долго стояла?

— Все упиралось в финансирование. Пока не вмешался президент и в инвестиционный проект не пошли деньги из бюджета.

— Создавая школу, вы пригласили работать с детьми исключительно молодых тренеров из числа недавних игроков...

— Вся жизнь — цепочка случайностей, которые выстраиваются в закономерности. Закончил играть Вася Островский, предложил ему: давай попробуем. Он загорелся. Илья Митковец раньше работал в РЦОРе — вернул его назад. Леша Васильев сошел из-за травмы — уговорил его. Удалось привлечь и несколько выпускников университета физкультуры. Ребята по-хорошему завелись. То, чего не достигли в спорте сами, хотят воплотить в учениках.

— А как вписались в проект тренеры-динамовцы, которых вы недавно приютили?

— Хорошо. У них есть лидер — Валентин Несинов. Он провел большую работу по популяризации игры, поиску талантов. Динамовцы заполнили  как раз те возрастные ниши, которые у нас не были заняты. В основании пирамиды жизнь должна бурлить, там необходимо распознавать настоящие таланты. Надо, чтобы из стадии начальной подготовки в учебно-тренировочные группы попадали ребята, уже отобранные, с выявленной предрасположенностью к гандболу. Чтобы можно было сказать: из этого мальчика выйдет толк, а на этого не тратьте силы и время. Увы, наши ученые умы здесь тренерам ничего не предложили. А у меня есть идея, с которой стучусь во все двери: создание гандбольной академии. А то вот сражаются в Австрии на чемпионате Европы наши ребята двадцати лет. Вроде бы и хороши, и тренируются много, и упорства хватает. А развития в сравнении с зарубежными сверстниками не видно. Так посмотрите, сколько в Германии, Скандинавии специализированных центров, куда собирают вершки, самых талантливых. Они не тренируются больше нашего, они просто умело подобраны. Минск — город большой, это значительная часть страны. И здесь можно подать пример создания гандбольной академии.

— Ну, пока ваши клуб и школа — увы, популярный пример нестыковки умелой практики и системы господдержки, утвержденной в последнем президентском указе.

— Ясно, указ родился из стремления сделать так, чтобы клубы не были нахлебниками и зарабатывали. Отсюда его жесткость. Мол, лучше перегнуть, чем недогнуть. Но предложенные механизмы нигде не обкатали, не апробировали. А всего в таком документе не предусмотришь. Он не должен быть огульным. Есть, конечно, клубы, чья материальная база позволяет зарабатывать. Но у нас нет сегодня ничего, кроме титулов. Кубки составлены на полу. Ни офиса. Ни зала. Ни транспорта. И это клуб, которым гордилась большая страна и малая потом тоже. На чем нам зарабатывать? На продаже игроков? Три года назад отправили Диму Чистобаева в испанскую аренду с последующим правом выкупа. Он неплохо играл, клуб вышел в сильнейший дивизион. Но выкупать его не стали. И это игрок сборной. Так кого и куда продавать? В "Машеку" за пять миллионов? Это же смешно. Прихожу на предприятия или фирму с предложением о спонсорстве — если директор моего возраста или чуть младше, что-то вспоминает, теплеет взглядом. А кто моложе — никакого интереса. Реклама? Не смешите. Просто не хотят лишний раз светиться. Вот и получается, что мы не имеем права на господдержку, так как не заработали 20 процентов бюджета. А в этом году надо выйти уже на 50! Как это сделать? Пресловутую удочку для рыбной ловли никто нам не дал. Много есть проектов, но они требуют начальных вложений. Где их взять? Я даже норму по отчислениям в детский спорт не выполнил, одного процента до пятнадцати недобрал.

— С вашей-то школой? Парадокс...

— А мы лишнего на детей не тратим. Они пока маленькие. Что, мне пацанов сажать в купейный вагон, везти в Питер, размещать в гостинице в четыре звезды? Всем необходимым их экипировали. Турниры провели. Последний — в честь Дня защитника отечества. Пригласили команды со всей страны. Тратиться на гостиницу? Решили: нет, пусть поживут в казарме, почувствуют армейский дух. Организовали экскурсии в часть, показали оружие, военную технику, запустили на тренажеры. Ребята стали немного мужчинами. Подарки, сувениры. Тренеры были в восторге: их нигде так не принимали и так не кормили. И все это — на эффективно-экономном режиме. Вот скажите — оно наказуемо?

— И где же выход из 191-го указа-тупика?

— Полагаю, Минспорта глубоко прониклось этими проблемами. Готовятся изменения и дополнения в этот документ. Надо многое просчитать. Хорошо бы проверить задумки на каждом клубе. Спросить, как это может работать. Но, боюсь, этого не сделают.

— Вы готовы были участвовать в проекте создания клуба в Молодечно...

— Пора помочь развитию гандбола в Минской области. Слуцк и окрестности — гандбольный край. Есть подвижки в Солигорске, Копыле. А в Молодечно хороший зал. Идея новой команды здравая. Мы могли бы помочь ей нашими дублерами, обеспечить хороший календарь, вплоть до Балтийской лиги. Однако внебюджетными инвестициями это пока не подкреплено. А на бюджетной основе там с нуля ничего не создашь. Ну, поедут на малые деньги неперспективные игроки, для них это будет возможность доиграть. Хотя заинтересованность в реализации проекта губернатора Семена Шапиро меня приятно поразила. Он нашел время и вник в тему, все глубоко проанализировал. Вопрос не закрыт. Он отложен.

— СКА принципиально отвергает приглашение легионеров. Мотивировка?

— Мы брали  европейские титулы стараниями белорусов, учеников Мироновича. Бывали времена, когда в турне по Франции мы собирали полные залы, за нами там ездили и учились. Сегодня те французы нас бьют. Потому что мы упустили время. За это себя корю. И наверстать упущенное мы должны своими силами. А других путей, кроме создания академии, подготовки тренеров, научного подхода к отбору игроков, у нас нет.

Источник: "Прессбол"

к списку новостей