1

Суперкубок

Суперкубок

История легенды

3

Кубок европейских чемпионов

Кубок европейских чемпионов

История легенды

2

Кубок обладателей Кубков

Кубок обладателей Кубков

История легенды

1

Кубок вызова ЕГФ

Кубок вызова ЕГФ

История легенды

10

Чемпионат Беларуси

Чемпионат Беларуси

История легенды

7

Кубок Беларуси

Кубок Беларуси

История легенды

6

Чемпионат СССР

Чемпионат СССР

История легенды

3

Кубок СССР

Кубок СССР

История легенды
vk instagram odnoklassniki tweeter youtube viber
vk facebook instagram odnoklassniki tweeter youtube viber

Семь семерок Спартака

19.06.2015, 10:26

Предрассудки — долой! И нелюбовь "ПБ" к поздравлениям по поводу дней рождения — тоже. Свое 77-летие главный тренер гандбольного СКА Спартак Петрович МИРОНОВИЧ встретит завтра. Его поздравят перед командным строем в боевой обстановке предсезонного сбора, стартовавшего в городе Южный под Одессой. Возрастная отметка из двух семерок для наставника, всю карьеру обучающего спортсменов игре 7 на 7, пожалуй, красивее и сакральнее любого юбилея. Мы решили усугубить символику случая и предложили обожаемому белорусскими болельщиками маэстро присесть на дорожку за чашкой кофе и воспоминаниями, упорядочив их другими семерками — в дополнение к паре главных.

7 любимых учеников

— Первый из любимых — Виталий Николаевич Вальчак. Знаменитый линейный минского "Политехника" 60-х годов. Конечно, его тренером могу назвать себя лишь формально. Настоящих учителей у нас тогда не было. По сути, мы тренировали друг друга: я — его, он — меня. 

Следующий выдающийся игрок в моей карьере — Александр Семенович Лоссовик. Когда на него двадцатилетнего первый раз глянули румыны, они задрожали от восхищения. Это было уже начало 70-х. И румыны в ту пору в гандболе соображали прилично. Саша был из 88-й минской школы, в ее спортзале я тренировал тогда свои группы. Невероятно талантлив и сообразителен. Думаете, это вы первые догадались сейчас по-гандбольному обыграть две семерки? Ничего подобного! Лоссовик в перестройку занялся бизнесом в Москве, открыл в районе метро "Аэропорт" популярное кафе и назвал его "7 на 7". Как он уезжал из Минска в ЦСКА? Подробностей за давностью лет уже и не вспомню. Но думаю, что это самый недооцененный и не раскрытый до конца советский гандболист. Он был тогда на виду у тренеров сборной. Но те считали, что им нужны разыгрывающие выше ростом.

Следующий в моем перечне — Алексей Владимирович Жук. Судьбой Леша отчасти похож на Лоссовика: тоже 88-я школа, тоже отъезд в ЦСКА. Но он первым из моих ребят попал в сборную Союза, сыграл на чемпионате мира, на Олимпиаде в Москве.

Конечно, назову и Леонида Николаевича Гуско. Это просто нормальный игрок: ответственный, дисциплинированный, умный и очень надежный. С феноменальным опорным броском.

Капитан минского СКА 80-х Анатолий Галуза. Лучший в истории белорусский вратарь. Толя — из таких игроков, кто никогда не работал на себя. А только на команду, на весь гандбол.

Скольких назвал? Пятерых? Шестой — конечно, Саша Каршакевич.  Наш Каршак — и этим все сказано.

А из сегодняшних — Боря Пуховский.

Кому-то покажется, что необъективно. Но это ведь мой выбор. В нем главное не титулы и рейтинги. А самое справедливое — отношение к игре.

7 самых ярких побед

— В 1970 году меня привлекли к работе с юношеской сборной СССР. Ей предстоял турнир "Дружба" во Львове. Там собирались команды стран социалистического лагеря. "Капиталисты" в гандболе тогда еще сильно отставали. Поэтому турнир имел важность первостепенную. Сначала мы работали втроем: литовец Витаутас Контвайнис, Василий Чертов из Киева и Миронович из Минска. Потом коллеги отобрали лучших ребят в основной состав, а мне, в команду СССР-2, передали всех остальных. Добрая половина из них были мои минские воспитанники. Игру первой команде мы на турнире слили — это даже не обсуждалось. Но она потом проиграла и румынам, и полякам. А мои парни все оставшиеся встречи выиграли и взяли главный приз! Помню, на какой-то из наших игр коллеги из первой сборной зашли в зал, глянули на табло и иронично улыбнулись: мол, все понятно — 18:5. А потом присмотрелись и оторопели — счет-то был в нашу пользу.

Тогда, во Львове, очень многое для себя открыл. У нас было много доброжелательных болельщиков. Они постоянно что-то советовали. И я пришел к выводу: даже самые бессмысленные советы нельзя с ходу отвергать. Интересная команда была у поляков: мощный бомбардир Ежи Клемпель, очень быстрый крайний Ян Матуцки. Он в каждом матче перехватывал десять-пятнадцать мячей и забрасывал в контратаках. Вот один зритель мне и сказал: а вы бы придумали, как сделать, чтобы он эти мячи не перехватывал — руками держите, что ли. И я приставил к поляку опекуна. Как только Матуцки шел на перехват, нарывался на наш заслон. То есть фактически мы персонально держали игрока, когда тот работал в защите. И он не перехватил ни одного мяча!

После того нашего львовского успеха тренерский штаб советской "молодежки" сформировали заново. Команду доверили мне. Кто знает, возможно, и сегодня, если бы не рухнул Союз, был бы снова востребован в этом качестве...

Ну а в придачу к тому львовскому турниру включу в число самых памятных побед первое золото чемпионата СССР, две Олимпиады и три Кубка чемпионов.

Что в них поучительного? В 89-м, когда в первом поединке еврокубка проиграли в Бухаресте шесть мячей "Стяуа", придумали для ответного матча специальную тактику. Шевцов висел на Стинге, активно прихватили и других румын, зато дали относительную свободу Думитру. И он забросил четырнадцать мячей. При этом сыграть один за троих этот левша все равно не мог. Да и наш Саша Тучкин в результативности не сильно от него отстал. Мы выиграли четырнадцать голов, и знаменитые румыны ничего не могли понять. Они ходили по манежу в Уручье и тихо плакали — великие Груя, Война, Бирталан...

Олимпиада 88-го года после двух предыдущих, смазанных политическими бойкотами, была самой напряженной и престижной. Мы красиво выиграли ее в Сеуле очень талантливой командой, составленной из звезд. Но через два года в Праге она же — снова с Тучкиным, Каршакевичем, Атавиным, Тюменцевым — сенсационно проиграла финал чемпионата мира шведам.

А потом к барселонской Олимпиаде от того состава остались крохи. Разразилась тренерская война между астраханцем Гладченко и моим ассистентом в сборной Максимовым. Многие из лучших российских гандболистов отказались готовиться к Играм в объединенной команде СНГ. И в Барселону поехали просто добротные средние мастера. С парой лидеров — Талантом Дуйшебаевым и нашим Мишкой Якимовичем. Ну и, конечно, с Андреем Лавровым в воротах. Остальные — тоже нормальные гандболисты. Однако все же не настолько нормальные, чтобы стать олимпийскими чемпионами. Но они ими стали! И это красивая история. С моралью: не бывает слабых команд и слабых игроков.

7 лучших дней без гандбола

— Теперь у меня за счастье каждый прожитый день. И выбрать из памяти самые счастливые довольно легко. Конечно, это появление на свет дочерей: Наташки и Машки. Потом рождение внуков: Максима, Николая и Дианы. Вот вам сразу пять праздников.

Хотите событий, не связанных с семьей? Из жизни страны? Вроде полета Гагарина? Не знаю, там все шло как-то в рабочем порядке. Если бы это было так значимо для меня, пришло бы в голову сразу. Но ведь не пришло...

Чем добрать номинацию? Ну давайте тогда еще женитьбу вспомню. Давно это было, в 72-м. Пригласили человек тридцать гостей из числа гандболистов. Почему-то только на следующий день съехались родственники Людмилы. Праздновали в столовке при какой-то фабрике по улице Радистов. Неподалеку мы тогда и стали жить, в моей однокомнатной квартире. С ней помог Леонид Андреевич Лапунов — директор спортивной школы, где я тренировал.

Кстати, у нас с Людмилой Николаевной и вторая свадьба была! Через 25 лет после первой устроили венчание в соборе, по православному обряду. А потом застолье — намного веселее, чем в первый раз. Мы могли себе больше позволить. Была другая организация. Были друзья, которые повзрослели вдвое, стали мудрее. Были другие напитки, другая закуска. И разговоры тоже другие.

7 ценных наблюдений

— Если разобраться, каждый день приносит нам знания, чему-то учит. И различить в этой информации что-то судьбоносное бывает трудно. Поэтому воспринимаю как урок любое поражение. Лучше, конечно, обойтись без них. Но тогда и больших побед у тебя не будет.

В моей практике хватало случаев, когда ради достижения результата было мало положиться на убеждения и патриотизм. Тренер должен быть готов к компромиссам, отступать от своих принципов и понятий. Иногда только так можно спасти для спорта выдающихся игроков. Скажем, Якимовича едва удалось отстоять перед поездкой на Олимпиаду. И сейчас ясно: не взяли бы туда Мишу — не было бы у нас золота. Подобные истории бывали и с Тучкиным, и с Каршакевичем. Для тренера это уроки. Но журналистам и зрителям лучше о них не знать.

Посты тренера и главы федерации мне одно время пришлось совмещать вследствие безвыходного положения, чтобы удержать гандбол на плаву. Тогда у нас не нашлось человека властного, умного и богатого, как нынешние главы федераций. Хотя в принципе тренер не должен идти в управленцы. Вон и у Максимова в России по этому поводу много критики. Надо быть там, где чувствуешь себя наиболее сильным и компетентным.

Любой игрок может многому научить тренера. Скажем, все упражнения придумываю не я — мы вместе. Определяем, что не получилось, почему. На чемпионате мира в Катаре ко мне подходили многие неравнодушные люди. Они совершенно грамотно излагали, чего не хватало нашей сборной: и быстроты, и техники, и умелой защиты. Но никто не сказал, как  сделать, чтобы стало хватать, чтобы наши парни стали сильнее всех. Меня такие раздумья настраивают на творчество. Недавние игры нашего СКА против брестчан показали, что можно побеждать и соперника выше тебя классом. Важно вместе с командой разобраться в проблемах и найти пути для совершенствования.

Самые обидные проигрыши из числа последних? Даже не назову. Все они не судьбоносные, мимолетные. Как и победы. Сегодня выиграл, завтра проиграл. В спорте не прожить с посыпанной пеплом головой. Несчастье нам дается, чтобы его преодолевать. И потом к нему не возвращаться.

Наш СКА сегодня — не тот богатый клуб, который может программировать большие достижения и очень высокое мастерство. Но нами движет хорошая идея: воспитывать молодых. Мне очень интересно отправиться сейчас в Южный и так потренировать наших ребят, чтобы в сборную они попадали не просто благодаря росту, а по игре. Лига чемпионов — это счастье для богатых. И нам его еще долго ждать. Поэтому важно получать удовольствие от работы прямо сейчас.

7 правил жизни

— Первое, о чем прошу игроков перед каждой тренировкой: относись к каждому действию осознанно. Это главный принцип дидактики. Всегда важно убедить спортсмена, что без этого тяжелого и нудного упражнения он ни за что не заиграет. Многие, увы, этого не слышат, и потому тренироваться им неинтересно.

Надо быть патриотом своего вида. В юности я занимался легкой атлетикой, плаванием, акробатикой, гимнастикой. Но стал гандболистом. И теперь мне плевать, что футбол или хоккей в чьих-то глазах намного выше по значимости и степени интереса.

Не бывает безвыходных положений. Недавно при подготовке к суперфинальным матчам против мешковцев спросил у своих армейцев: что мы стали бы делать, примени соперник такую же активную защиту, как наша? За всех ответил Боря Пуховский: а мы с вами и тогда что-нибудь придумали бы. Мне это понравилось...

Ищи новое. И находи — иначе зачем искать? В начале "нулевых" годов у нас была возможность заняться пляжным гандболом. Белорусы выиграли тогда чемпионаты Европы, мира. Там я не просто наслаждался. Чувствовал себя лучше, чем рыба в воде. Было ощущение какой-то необъятности своих возможностей. И с тех пор сильно жалею, что то пляжное начинание пришлось свернуть...

Не делайте того, чего делать не надо. Иногда мы врем. Порой вынужденно, не со злобы. Но я за то, чтобы всегда говорить правду. Особенно игрокам. Только так можно вызвать их на откровенность и понять, что там внутри. Вот, скажем, сейчас надо бы разобраться, почему Саша Бочко в СКА и в сборной — это два разных человека, два разных игрока. Ответа на этот вопрос у меня пока нет.

На сборах и соревнованиях мне давно не заказывают блюда с курицей, потому что заметили: я их не ем. Наверное, думают, что не люблю. А я молчу об истинной причине. Давайте скажу. Просто куры ходят по двору у меня на даче. И я так люблю этих птиц, что не могу представить, как же их можно съесть. Это не принцип, а просто знание о характере человека: любит он живность или нет? Скажем, если у кого-то дома живет кот, то вероятность, что это человек хороший, возрастает многократно. За отношением к животным скрывается и отношение к людям. Не всегда, но — как правило.

Отдых для меня — состояние непонятное. Заряжаться надо действием. Зарываться с уходом на пенсию в огороде не советую никому. Не понимаю, как это можно. Хотя допускаю, что не сегодня завтра такую ситуацию придется примерить и на себя. На Западе дело обстоит принципиально иначе. Мой зять Франк — немец. Его родители на седьмом десятке лет занялись спортом, не выходят из спортзала. Их жизнь изменилась, но в ней остается главное — действие. Конечно, на Западе пенсионеры обеспечены не так, как наши. Поэтому проводят старость в поездах и самолетах — путешествуют, узнают мир. У меня не так. С утра — покормить кота. Погулять с собакой. Подсыпать корму любимым птичкам. А потом за руль — и на тренировку.

Сергей Новиков, "Прессбол"

к списку новостей